Разработано техническое решение вывести из тени рынок авторских прав

Разработано техническое решение вывести из тени рынок авторских прав

Компания «БУБУКА» утерла нос обществам по защите авторских прав и вступила с ними в неравный бой.

Дмитрия Пангаева, главу «БУБУКИ», российский шоубиз знает уже достаточно хорошо. Потому что начал зарабатывать реальные гонорары за использование его песен в коммерческих целях. А вот в Казахстане революционная разработка «БУБУКИ» больше шума наделала в среде самих защитников авторских прав, нежели среди правообладателей. Хотя некоторые казахстанские исполнители уже воспользовались возможностью в режиме реального времени отслеживать места, где звучат их треки. Например, Карина Абдуллина, правообладатель хитов «Мюзиколы». Группы «Уркер», «Дервиши», «Арай» и певец Айкын тоже быстро смекнули, что это совершенно новый способ монетизации их музыки.

«БУБУКА» с помощью мобильного приложения отслеживает использование хитов правообладателей не только в кафе и ресторанах, но и в торговых центрах, кинотеатрах, фитнес-центрах

В общем, во всех торгово-развлекательных заведениях, где играет фоновая музыка. А играет она везде. И казахстанские заведения очень часто радуют публику произведениями именно казахстанских исполнителей.

Разработано техническое решение вывести из тени рынок авторских прав

Дмитрий Пангаев

Защита онлайн

— Существует закон об авторском и смежном праве, публичное исполнение композиций, — говорит Дмитрий. — Не все владельцы кафе, баров или магазинов его знают, но это не освобождает от ответственности. Если есть публичное исполнение, значит, должно быть и отчисление гонорара правообладателям.

— Вы же не думаете, что Ирина Аллегрова пойдет в казахстанские кафе проверять, кто там спел ее «Угонщицу»?

— Конечно. Поэтому в XX веке и появились организации по коллективному управлению авторскими правами и защите интересов правообладателей. В Казахстане 8 таких организаций. Но поскольку со всеми договоры заключить было невозможно, государство придумало аккредитацию. Она позволяет защищать правообладателей без заключения договора с ними.

Возникла другая проблема. Многие «защитники» и правообладатели друг друга в глаза не видели. Как они перечисляют гонорары исполнителям? И перечисляют ли вообще?

Есть несколько судебных кейсов о том, что кошельки авторских обществ превратились в черную дыру, куда стекаются деньги предпринимателей,

купивших права на коммерческое использование авторского труда. Но до самих артистов эти деньги не доходят.

Тут появляемся мы со своей технологией и заключаем прямой договор с правообладателем, которому на планшет или мобильник устанавливается специальное приложение. В нем артист видит каждое использование его трека в любом заведении любого города любой страны. Как только в каком-то баре через нашу систему проиграл его трек, правообладателю сразу же начисляется гонорар.

«Любэ» в приложении

— Кто платит гонорар?

— Платим мы. А нам платят сами заведения. У нас все очень просто. Специальное приложение есть и у заведений, которые используют авторскую музыку. Они выбирают уже согласованный для этого заведения плейлист и запускают его. И мы, и правообладатели видят, какая музыка играет, в онлайн режиме.

Более того, с одного личного кабинета можно управлять сетью заведений и менять музыку, не выходя из офиса, а также размещать рекламу между треками. То есть создать такую локальную радиостанцию в сети торговых центров или супермаркетов. Все легко работает.

— В чем логика, если можно вообще никому не платить? Кто там проверит, что в баре «Рога и копыта» только что «спел» Кайрат Нуртас?

— Да, можно не платить. Но проверки случаются регулярно. В том числе и работниками авторских обществ.

В России штраф за незаконное использование музыки стоит 20 тысяч рублей за один трек. А в Казахстане – 500 тысяч тенге

Уже был прецедент, когда в кафе находился представитель авторского общества, и он лично зафиксировал незаконное воспроизведение 7 треков популярных российских групп. Администрация заведения за считанные минуты «попала» на 3,5 млн тенге штрафа. Который совершенно легко взыскивается через суд.

— А кто эти авторы, с которыми вы работаете? Есть известные люди и группы?

— И российские, и зарубежные. Например, «Любэ», «Каста», Виктория Дайнеко, «Моя Мишель», «Алиса», группа «Грот», In-Grid, Dean Martin и многие другие.

— А с зарубежными мегапопулярными работаете?

— Мадонны или Майкла Джексона у нас пока нет, если вы их имеете в виду. Хотя с правообладателями на их песни мы уже ведем переговоры.

60 тиын за одно проигрывание

— Сколько вообще стоит использование чужой музыки?

— У авторских обществ абонентская плата для заведений общепита составляет от 30 до 50 тысяч тенге в месяц. Зависит от проходимости и посадочных мест. В торговых центрах сумма побольше – от 150 тысяч тенге. У нас дешевле. И отличие наше в том, что авторские общества просто берут деньги за воздух, а мы предоставляем сервис. Предпринимателю не нужно подбирать треки. Все уже сделано, ему надо только включить музыку.

Как вы понимаете, казахстанским обществам мы стали реальными конкурентами. Что они сделали в ответ? Начали массированную атаку на заведения с угрозами штрафов

Ну и конечно, черный пиар, будто бы мы мошенники.

— Как продвинулась работа с казахстанскими исполнителями и заведениями? Наш шоубиз, кажется, вообще не получает за свой труд никаких денег.

— Заключили договоры с популярными артистами и правообладателями. Например, с Кариной Абдуллиной, «Дервишами», «Уркером», представителями «Арай» и Айкына. А заодно выяснили, что многие исполнители были недовольны сотрудничеством с обществами по защите авторских и смежных прав. Потому что те попросту не выплачивали никакого гонорара.

— Какова сумма гонорара?

— В России – 10 копеек за одно проигрывание, в Казахстане – 60 тиын. Но это за одно проигрывание. Когда набирается 1 тысяча рублей, деньги можно вывести на карточку.

— Что такое 60 тиын? Это же смешная цифра.

— Много это или мало? Для сравнения, наши выплаты больше, чем у YouTube и AppleMusic. Некоторые авторы и в России говорят: «А почему 10 копеек, а не рубль? Я хочу рубль за песню». Тогда мы объясняем экономику ценообразования.

Как профессионалы, мы понимаем, сколько бизнес готов платить за фоновую музыку. Зарядить можно и 10 рублей за трек, но бизнес не будет его покупать

Лучше ставить такие тарифы, которые устроят покупателя. Иначе будут продолжать использовать чужие произведения нелегально. Цифры взяты на основе рынка, в котором мы понимаем. Могу сказать, что если у исполнителя 10 треков, миллион он вряд ли заработает. Но есть правообладатели, которые выводят в месяц по 5 тысяч долларов.

Разработано техническое решение вывести из тени рынок авторских прав

Создатель и продавец вместе

— Сколько вам платят заведения за песню и как потом делятся деньги?

— Наша философия такова: есть интеллектуальная собственность, которую когда-то создали. У этого продукта нет добавленной стоимости, ее не нужно все время производить, она уже создана. Сколько она стоит? Ровно столько, за сколько ее продадут. Дальше все будет зависеть от таланта и возможностей инфраструктуры продавца. А это значит, что

доход от этой интеллектуальной собственности зависит в равной степени как от создателя, так и от продавца. Все делится пополам

Авторские общества утверждают, что выплачивают правообладателям 80% от сбора, но нет никакого способа это проверить. А мы можем показать каждую детализацию.

— Теперь главный вопрос: чтобы это работало, вы должны зайти в каждое заведение мира и договориться. Это же нереально!

— Реально. В России уже сделали. Сейчас зашли в Казахстан, идем в Беларусь и другие страны СНГ, затем дальше. У нас и в США есть партнер, через которого мы заводим в базу большую часть западных музыкальных прав. Очень удобно.

Радио и телевидение — под прицелом

Дальше еще интереснее. «БУБУКА» придумала платформу YOGA, которая сможет учитывать музыку в радио и тв-эфирах. Потому что, как говорит Дмитрий Пангаев, за трансляцию в СМИ правообладатели тоже должны получать свой гонорар.

Сейчас радиостанции платят авторским обществам, сами же авторы оттуда ничего не получают. Или получают, но мало.

Годовой оборот от теневого использования авторской музыки в Казахстане, по оценкам «БУБУКИ», составляет 15 млн долларов в год

И этот рынок Дмитрий Пангаев со своей командой собирается вывести в свет. Конечно, это вызывает жесткое сопротивление со стороны тех, кто привык зарабатывать чужим трудом.

Разработано техническое решение вывести из тени рынок авторских прав

— Есть авторские общества, готовые к переговорам с нами. Но большинство категорически против, — говорит Дмитрий. — Наше оружие в этом противостоянии авторским обществам – открытость и прозрачность. А они к этому не готовы. Я не строю иллюзий, что мы разрушим старую непонятную систему, но по крайней мере подтолкнем к тому, чтобы более корректно и справедливо распределять деньги. В условиях честной конкуренции другого выбора не будет.

Рано или поздно умные люди поймут, что с прогрессивными технологиями надо не воевать, а дружить

Мы даже готовы выплачивать авторским обществам часть сборов за их базы правообладателей. На мой взгляд, это честное решение.

Председатель авторского совета РОО «Авторское общество «Абырой» Ерлан Стамбеков – как раз тот менеджер, который одним из первых понял плюсы цифровизации процесса.

— БУБУКА — это сервис для легального проигрывания музыки, — рассказал Стамбеков. — Мы уже встречались с руководством компании. Их деятельность предельно прозрачна как для авторов, так и для заведений. И мы признаем её.

Цифровизация музыкальной индустрии Казахстана неизбежна. Поэтому любые изменения на этом рынке, способствующие развитию здоровой конкурентной среды и внедрению новых технологий, будут рассматриваться нами как позитивные.

Источник: https://365info.kz/2019/10/razrabotano-tehnicheskoe-reshenie-vyvesti-iz-teni-rynok-avtorskih-prav