Какой казахской традиции уже более 1500 лет?

Какой казахской традиции уже более 1500 лет?

Многие казахские традиции и обычаи уходят корнями в глубину веков. Например, песня-плач по усопшему «жоқтау айту» упоминается даже в произведениях античных авторов.

Одно из первых упоминаний о «жоқтау айту» можно найти в истории Аттилы (годы правления — 434-453 гг.). Когда правитель, создавший великую державу гуннов, скончался, по нему пели жоқтау. Вот что писал в книге «История Казахстана в произведениях античных авторов» ученый-тюрколог А. Н. Гаркавец.

 «Отборнейшие всадники всего гуннского племени наподобие цирковых ристаний объезжали кругом то место, где он был положен. При этом в погребальных песнопениях так поминали они его подвиги:

«Великий король гуннов Аттила, рожденный от отца своего Мундзука, господин сильнейших племен! Ты, который с неслыханным дотоле могуществом один овладел скифским и германским царствами, который захватом городов поверг в ужас обе империи римского мира…»

Жоқтау и Тенгри

Тот факт, что традиция Жоқтау появилась очень давно, подтверждает и присутствие имени единого бога Тәңір (Тенгри) в стихах казахских поэтов.

В 1899 году, когда умер 23-летний Иксан, поэт Жусипбекходжа Шайхисламулы написал тексты жоқтау для матери и жены покойного:

Лажым бар ма Тәңірге,

Қолқамнан үзіп тамырын,

Өзегімді талғызды.

Что делать против решения Тенгри,

Вырвав  из правой стороны сердце,

Всю жизнь мою опустошил.

Жоқтау на смерть Толебая. Автор — акын Карпык Шолақулы:

Талап еткен істерін

Келтірді Тәңірім оныңа-ай»

Дела, задуманные им,

Тенгри помог осуществить.

Когда скончался акын Арип Танирбергенулы, его ученик Шугбан написал такие строки:

Аямай берген Тәңірім ақыл кенін,

Адал боп туған дана, кемеңгерім.

Не скупясь, дал ему Тенгри кладезь ума,

Родился честным и мудрым, великий.

(Перевод автора статьи – ред.)

Жоқтау в литературе

Ученый Шайзада Тохтабаева, автор книги «Этикет казахов», пишет:

«Если умирал муж, жена в горе совершала Шашын жаю (распускала волосы), затем, подперев бока руками, рыдала навзрыд, исполняя жоқтау (песню-плач).

Женщины-родственницы, обнявшись, горько рыдали и причитали. После первой волны коллективного плача и причитаний вдова громко выражала свое горе траурной песней, плачем, стонами, завыванием».

Казахи говорят «Кайғымен бөліссең азаяды» (Когда делишься горем, оно уменьшается). И с помощью жоқтау люди старались помочь пережить пришедшую беду. Обычно в плачах упоминались положительные качества ушедшего в мир иной. При этом использовались яркие метафоры и сравнения.

В книге «Путь Абая» Мухтара Ауэзова есть сцена, когда умирает Макулбай, сын старшего брата поэта:

«И он взялся за бумагу.

То и дело подымая глаза на нежное и печальное лицо Айгерим, Абай искал слова для плача по Макулбаю. … Он написал строки и громко прочел их Айгерим:

У сокола, что всех смелей,

Злой стрелок соколенка убил;

У дерева, что всех пышней,

Злой пожар вершину спалил;

Срезаны под корень без следа

Хвост и грива статного коня…

Любовалась на тебя родня –

Ты ее покинул навсегда.

Ты померк и вспыхнуть не успев!

Ранней смерти рана тяжела…

Солнце греет ниву, а посев

Сгубит вьюга, холодна и зла…

Жалости у жадной смерти нет,

Жди не жди, приход ее жесток:

Губит все, стирает жизни след –

Как не лить горячих слез поток?

Всеми был дарами наделен,

Ласков и разумен мой родной,

Разве этот мир покинул он,

Нас рыдать оставив над собой…

У Айгерим была хорошая память, Абай раз пять прочел ей написанное, и она уже знала всю песню.

На следующий день, захватив поминальное приношение, Абай с Айгерим и Злихой отправились в аул Такежана. Как только они стали приближаться к юртам, Айгерим высоким голосом начала свой плач.

Траурная юрта, как и вчера, была полна. Войдя в нее, Айгерим села ниже Каражан и, опершись руками о колени, продолжила свою звучную песню. Все старшие, начиная с Кунанбая, стали внимательно прислушиваться.

Горькие слова о смерти еще не созревшего существа, покинувшего жизнь, и печальный, полный тоски напев, найденный Айгерим, растрогали всех. Рыдания, утихшие было после общего причитания, усилились. Улжан не выдержала.

Даже мужчины не смогли сдержать слез и, негромко бормоча печальные слова, плакали со всеми.

Общее искреннее горе семьи и близких охватило юрту. Казалось, что только пение Айгерим смогло дать ему выход». 

Источник: https://365info.kz/2019/10/kakoj-kazahskoj-traditsii-uzhe-bolee-1500-let