Чем занималась «золотая молодежь» Великой Степи – традиция Керімсалдық

Чем занималась «золотая молодежь» Великой Степи – традиция Керімсалдық

Керімсалдық относится к той категории традиций, которые можно назвать ярко выраженными. По сути, это развлечение дочерей состоятельных родителей. Но рассказать об этой традиции сложно без объяснения другой — Сал-серілік ету.

фото: wikimedia.org

В казахском обществе были люди особого склада ума и нестандартного  необычного поведения. Они производили впечатление избранников судьбы, носителей неких тайн.

Александр Затаевич в своей книге «1000 песен казахского народа» пишет:

«Сал – это эксцентрик, «форсила» футуристического толка, человек, желающий во чтобы то ни стало отличаться от «серой» толпы и импонировать ей вычурным ли костюмом, оригинальными ли замашками, смелыми ли выходками, богатством ли седла и упряжи и т. п».

Способ выделиться

Салы и сэре были людьми особой внутренней культуры и выдержки. В обществе они вели себя откровенно вызывающе. Разговаривая с другими, они резко откидывали голову назад и смотрели поверх головы собеседника, кем бы он ни был. Они носили яркие эпатирующие одежды, которые выделялись не только расцветкой, но и непривычным покроем. Причем средств для пошива  своеобразных одеяний не жалели.

Прически тоже резко отличалась от привычных. То есть они не брили головы наголо, а имели тұлым (косы) или кекіл (чубы). Интересно, что свои музыкальные инструменты салы и сэре также расписывали в яркие цвета, богато украшая перьями разных птиц. Еще одной примечательной особенностью являлось то, что и лошадей они подбирали под цвет одежды. Ну или наоборот. Так, одежда Акана-сери Корамсаулы и его свиты из джигитов всегда соответствовал масти их коней.

Своеобразной визитной карточкой салов и сэре было наличие шелкового аркана, и чем длиннее он был, тем круче считался его обладатель. Самые зажиточные возили с собой до ста метров такого аркана. Говорят, что у знаменитого Даурена Кудабайулы из Семиречья он был настолько длинным, что когда он переходил реку Или, второй конец его аркана все еще лежал на другом берегу.

Девушка сал

В казахской степи были и девушки салы, которых называли «наз» (нежная, кокетливая сал). Таких в казахском народе было немало. Это подтверждается стихами великого жырау-поэта Бухар Калкаманулы (1693-1787):

Ерлер киер кебене,

Наздар киер келеме,

Мужчины надевают кебене,

Назы наряжаются в келеме.

Бухар жырау повествует, что назы одевались в келеме — одежду, в какую наряжались исключительно девушки и женщины сал-сэре. По утверждению собирателя редких казахских слов и понятий Жардема Кейкина, келеме — это нарядная шелковая одежда.

Было и еще одно понятие, выделяющее эпатажных казашек — керімсал (красивая сал). Слово «керім» по своему значению многогранно: «хорошая, прекрасная, красивая, чудная, волшебная, свободная, кокетливая, любящая красивые наряды».

Таким образом, слова «наз» и «керімсал» вобрали в себя обобщающую модель поведения и образ жизни девушек и молодых женщин.

Певица, исполнительница и сочинительница кюев, свободная, красавица с ласковым характером, баловница, кокетка, любящая щеголять в богатых и красивых нарядах, нарочито подчеркивающих соблазнительные движения. И в то же время к неординарным поступкам и склонных к празднеству, где бы они ни находились.

Наз и керімсал в литературе

Такую роль могли примерить на себя только дочери очень состоятельных родителей. Ведь чтобы оправдать звание керімсал, девушка набирала свиту из 10-15 молодых людей и отправлялась в вояж по аулам, чтобы показать свое искусство исполнительницы и обрести славу непревзойденного человека-праздника.

Встречу такой девушки по имени Салтанат с великим казахским поэтом Абаем в своем романе «Путь Абая» описал Мухтар Ауэзов. Об одной из таких степных особ упоминал в своих работах и великий знаток казахской культуры, ученый Алькей Маргулан:

«Коянкоз, дочь Шокибай и Айтжан, была одной из самых красивых женщин. Стройная, с большими глазами, как у антилопы, и ярко-белым лицом. Она славилась своей чистоплотностью, и даже после шестидесяти лет ее жаулык (женская накидка – авт.) был безукоризненно белым. И в этом возрасте она … большую часть своей жизни провела как сэре. До тридцатых годов (двадцатого века – авт.) она жила в степи. Иногда приезжала в Павлодар. Мало было среди казахских сэре тех, кто не хотел бы увидеть красавицу Коянкоз. Часто в ее доме гостили образованные люди, певцы и сэре».

Назы и керимсалы бывало состязались в своем искусстве и с мужчинами-салами и сэре. Называется это «Салдық салыстыру» (сравнение салов).

Межнациональное явление

Керімсалдық было не только казахским явлением. Есть факт, рассказывающий о встрече казахского сала Даурена и киргизской керімсал Кырмызы.

«Сал Даурен обратился к народу: «Ер намысы – ел намысы» (Честь джигита – честь народа). Прослышав о моей славе сала, к нам приехала дочь одного богатого киргиза и недалеко отсюда расположила свои юрты.

Это был вызов с ее стороны. Как говорится, «Көп түкірсе – көл» (Каждый принесет по капле, и появится озеро). Родичи, к вам обращаюсь за помощью».

И обращение Даурена нашло отклик в их сердцах. Они помогли ему поставить большую юрту, а внутри постелили самые красивые ковры. Все подушки были сшиты из сверкающей атласной ткани, убранство было в красивых узорах, а кереге (решетчатые стены стены юрты) инкрустированы серебром. С десяток больших саба түйемойнақ (кожаные мешки для хранения кумыса) перемешивались писпек (утварь для перемешивания кумыса), верх которых тоже был украшен серебром.

Даурен сал пригласил своих друзей — салов и сэре. Это были акыны Майкот, Майлыходжа, Токтагул, острословы и сказители Балкыбек, Сауытбек и другие.

Таким образом, на джайляу Сусамыр два сала, Даурен и Кырмызы, по очереди приглашали друг друга к себе в гости и демонстрировали свое искусство.

Схватка на джайляу

«Долго в казахской степи не смолкали песни и кюи, продолжалось великое празднество, которое запомнилось надолго. Оставшись довольной приемом казахского сала Даурена, Кырмызы на прощание спела песню-приглашение приехать к ней в гости в ответным визитом:

Аспара, Меркі жеріңіз,

Дулат, Ботбай еліңіз,

Дәурен сал сіз екенсіз,

Іздеп келдім даңқыңа,

Ыризамын халқыңа.

Атыңыз көп жайылған

Іздеп келдім айылдан,

Ағалықтың жолын бер,

Аман болғын асыл ер,

Ата-анамды барып көр

Мен бір сұңқар тұғырда

Томағамды алып бер.

Аспара, Мерке мила земля,

Дулат, Ботбай знатны рода,

Славу Даурен сала,

Услышав издалека,

Из киргизского аила прилетела я.

Довольна я приемом, народ.

Отныне ты мне старший брат,

Приезжай в мой край родной

Мать, отца и дом увидишь мой

Я как сокол на их руке,

Снимешь томагу на мне

И будь здоров, мой дорогой.

(томага – колпак для сокола, который снимают перед полетом — авт.).

Кырмызы подарила на память салу Даурену кольцо, и рассказала, где находится ее аил. Таким образом, проведя одну неделю среди казахов салдық құру, киргизская девушка Кырмызы возвратилась домой».

Вот как вспоминает об этом неповторимом событии один из участников этого торжества, акын-композитор Кенен Әзербайулы:

«Девушки и джигиты на лошадях шли в ряд. Все лошади были одной масти темно-красного цвета. На верблюдов были водружены сабы с кумысом. Позади них ехали музыканты, музицируя на сырнаях и шанкобызах. На одном верблюде, накрытым ковром, джигит играл с ортеке. Другой джигит вел за собой черную строптивую кобылицу.

Впереди всех будто летят лебеди, скачет Кырмызы сал с двумя подругами на серых аргамаках. Один джигит смешит всех своими стихами. Под сладкий как мед смех Кырмызы ее свита рассыпает на встречных шашу из ягод и фруктов».

Появление среди жителей вольных степей таких девушек и женщин не редкость. Немало девушек своим изысканным поведением и искусством снискали народную любовь, так как олицетворяли свободу личности. Будучи в молодости «Керімсал», «Наз» и «Сал қыз», казахские девушки в будущем становились знатными уважаемыми матерями больших родов.

Источник: https://365info.kz/2019/10/chem-zanimalas-zolotaya-molodezh-velikoj-stepi-traditsiya-kerimsaldykh