Рост цен подстегивает не рост доходов, а курс доллара – Ямбаев

Рост цен подстегивает не рост доходов, а курс доллара – Ямбаев

Страдают не только потребители, но и бизнесмены.

фото с сайта Kapitalist.tv

Обесценивание отечественной валюты бьет по карману как рядовых сограждан, так и большинство представителей бизнес-структур. Статистика показывает, что процент закрывающихся фирм растет, а вновь открываемых, наоборот, падает.

Виктор Ямбаев, президент Алматинской ассоциации предпринимателей, напрямую связывает эти данные с валютным курсом. И считает статистику нехорошим признаком обеднения населения. Чтобы изменить ситуацию, нужно больше производить товаров народного потребления, а не закупать их за границей.

Средний класс есть, но не такой

— Рост экономической активности может происходить в двух случаях. Первый – когда население увеличивается, второй – когда оно богатеет. В обоих случаях растет потребительский спрос, люди больше покупают – экономика растет, — сказал Ямбаев.

Но уровень платежеспособности казахстанцев резко снизился. В числе прочего – в результате нескольких одномоментных девальваций и нынешней «ползучей». По мнению Ямбаева,

в таких условиях планировать развитие малого и частично среднего бизнеса очень затруднительно

Потому что потребительский спрос не растет, как этого от него ожидают.

— Для развития нужен устойчивый средний класс с долгосрочными перспективами. Но его как такового нет, а структура рынка получилась какой-то странной: заведения либо для очень богатых, либо для очень бедных, — заявил он.

Ямбаев перечислил, кто в общепринятом понимании входит в средний класс. Основа его – квалифицированные рабочие. Далее идут интеллигенция, госслужащие и негосударственный финансовый сектор – офисные работники.

— А кто может претендовать на средний класс в нашем обществе? На рабочий класс у нас смотрят, как на неудачников – физический труд не приветствуется. Интеллигенция, как правило, это представители более старшего поколения в стоптанных ботинках и пальто 20-летней давности.

Малый бизнес тоже не имеет к среднему классу никакого отношения – их я называю «работающие бедные»

Офисные работники тоже в казахстанский средний класс не входят, – заявил Ямбаев.

По его мнению,

у нас средним классом могут считаться владельцы среднего бизнеса, руководство среднего звена нацкомпаний и какая-то часть чиновников

Как правило, с незаконными доходами.

— Еще появился новый пласт, я их называю «малый бизнес больших людей», — добавил предприниматель.

Местный бизнес торгует импортными товарами

Ямбаев согласен, что

административные условия для развития бизнеса вполне благоприятны

Идет борьба с коррупцией на низовом уровне, работают ЦОНы и так далее. Но нет устойчивой финансовой системы. И в этих условиях микробизнес не может перейти в малый, а малый – в средний.

— Часто спрашивают, какое самое знаковое событие в экономической жизни, которое почувствовал каждый казахстанец? Это обесценивание национальной валюты с момента рождения в 100 раз, — заявил он.

Проблема в том, что на 80% прилавки казахстанских магазинов заполнены импортом. И как только курс доллара поднимается – сразу повышаются и цены. В развитых странах с самодостаточной экономикой с ослаблением национальной валюты повышается экспортный потенциал. Но львиная доля казахстанского экспорта приходится на полезные ископаемые.

— Недавно Досаев заявил, что инфляцию подстегивает рост доходов населения. На самом же деле ее подстегивает постоянный нестабильный курс национальной валюты. Местный бизнес в основной своей массе рассчитан на торговлю. Причем товарами не собственного производства, а купленными за валюту за границей.

И как только понижается курс тенге, тут же повышаются почти все цены — за редчайшим исключением

Особенно это касается товаров народного потребления, — резюмировал Ямбаев.

Что закрывают — хорошо, а что меньше открывают — плохо

У предпринимателя Юрия Дорохова свой взгляд на причины роста числа закрывающихся фирм.

Он напомнил, что компанию можно открыть буквально за несколько минут посредством e-gov, а вот для закрытия ИП или ТОО приходилось потратить немало усилий — прежде всего по сдаче отчетности. Поэтому вместо закрытия владельцы часто просто приостанавливали деятельность, сдавая «нулевые» отчеты. Так что фактически компания не работала, но формально существовала и отражалась в статистике.

— Но не так давно закрытие неактивных компаний упростили, пересмотрев процедуры по ИП и некоторые по ТОО. Так что не исключаю, что

просто официально закрывают те фирмы, которые и так не работали.  И это хорошо,

— сказал он.

Однако уменьшение числа вновь открываемых он объясняет скорее негативными факторами. Дорохов отметил нарастающий пессимизм в малом бизнесе, в первую очередь в экономических ожиданиях.

— Это связано и с постоянными девальвационными ожиданиями, и с тем, что не был реализован большой ряд задуманных проектов. Например, не смогли закрепиться на рынке и закрылись многие построенные по ГФИИР заводы. То есть

структурной перестройки экономики не произошло – и это негативный фактор,

— сказал он.

Кстати, в Алматы число открываемых бизнес-структур, наоборот, растет – в отличие от остального Казахстана. Здесь неплохой бизнес-климат, есть потребительский спрос (а МСБ больше ориентирован как раз на розничный сектор).

— В США постоянно подсчитывают уровень предпринимательских ожиданий. Он влияет даже на индекс Доу-Джонса, то есть на индекс ведущих компаний западного мира.

Это очень важный фактор, которому у нас внимания уделяют недостаточно – а зря,

— считает Дорохов.

Таким образом, закрывать больше компаний стали в результате положительных изменений – и это одна сторона медали. Вторая – новых открывать стали меньше по негативным причинам. В частности, из-за роста пессимизма в среде малых предпринимателей как минимум.

Однако этот пессимизм критической точки еще не достиг. Новые компании создаются несмотря ни на что, пусть и не так быстро, как раньше.