Курс тенге: между фондовой биржей и производством — эксперт

Курс тенге: между фондовой биржей и производством — эксперт

Слабость «биржи» приводит к выводу капитала из страны и «странному» курсу тенге. А хромающее производство не позволяет ему укрепиться.


Борьба со спекулянтами

Руководитель аналитического отдела FXPrimus Арман Бейсембаев предпочитает работать на международных рынках. По его словам, местный фондовый рынок слишком «опасен» для капиталов.

«Я представитель той когорты людей, которых в Казахстане презрительно называют спекулянтами. И здесь небольшая ремарка — у нас во всех бедах винят именно спекулянтов. Это и падение национальной валюты, и крах на фондовом рынке.

Хотя на самом деле спекулянты не формируют то пространство, где что-то падает. Они придают динамику и разгоняют. Мы присоединяемся к сформировавшемуся тренду и придаем ему движение.

Если курс тенге падает, это не значит, что спекулянты бегают по обменникам,

и якобы это все давит на нацвалюту. Ничего подобного.

Основная задача — заработать. Так называемые спекулянты берут на себя риски, но в обмен требуют аналогичных доходов», — говорит эксперт.

По словам аналитика, государство в последнее время достаточно активно борется со «спекулянтами». Но это значит, что оно «рубит сук, на котором сидит».

«На фондовом рынке Казахстана есть две категории «пользователей». Первая — это крупные институциональные игроки, их еще называют «китами». Вторая — все те же спекулянты.

Проблема в том, что, прижимая вторую категорию, власти фактически убивают фондовый рынок

Потому что сами по себе «киты» не создают ликвидность. Они являются ее поглотителями», — считает Арман Бейсенбаев.

Отсутствие развития

В Казахстане очень часто ставят в пример западные финансовые рынки. Иногда ими просто восхищаются. Внутри страны много инвесторов, которые хотят вложить средства. Однако в сложившихся условиях они не рассматривают отечественный фондовый рынок от слова «совсем», утверждает Арман Бейсембаев.

«И тому есть множество причин. Есть базовые вещи, от которых все отталкиваются.

Основа фондового рынка — неприкосновенность частной собственности, честная конкуренция, равенство перед законом и презумпция невиновности

В Казахстане все четыре «столпа» не работают. Итог: в реальном секторе никто не хочет работать. Это то, что я многократно слышу от местных предпринимателей», — говорит он.

В стране основное «лицо» в экономике, создающее спрос, это государство.

«Это государственные тендеры, поддержка бизнеса и т. д. По словам действующих бизнесменов, самым большим «лохотронщиком» в стране, как это ни парадоксально, является также государство.

Предприниматели, участвуя в госконкурсах, не могут вытащить свои деньги

Реализация обязательств все время откладывается. Можно вспомнить организацию ЭКСПО, когда множество частников осталась «в пролете». Многие разорились. Все это приводит к тому, что мы постоянно пытаемся вывести средства в оффшоры », — сказал Бейсенбаев.

Он отмечает, что регулятивный «прессинг» на фондовый рынок не способствует его развитию. Государственный аппарат настроен не на развитие рынка, а на сворачивание. Плюс к этому практически полное отсутствие финансовых инструментов.

Дальнейшее падение

Казахстанский фондовый рынок должен был выполнять различные функции. Перераспределение капитала между отраслями экономики, функция страхования, информационные услуги. Всего этого нет, уверен аналитик.

«Поэтому кто может формировать курс национальной валюты? Кто хотел купить доллары, тот купил. Спекулянтов государство давит. Но тенге дешевеет, где ответы? Ответов нет.

Поэтому среди населения работает одна парадигма — покупай доллары в любой непонятной ситуации»,

— задает вопросы аналитик.

Бейсенбаев надеется, цена на нефть расти не будет. Для этого нет веских причин и предпосылок.

«Сырьевая модель экономики себя исчерпала. Здесь просто стыдно за Казахстан, когда, имея такие возможности, мы растем всего на 3 процента в год. Курс нацвалюты в значительной степени зависит от цены на нефть.

Поэтому, думаю, что к Новому году стоимость доллара не перевалит за 400 тенге

Однако в дальнейшем мы пробьем психологическую отметку. Проблема в том, что крепкий курс тенге в Казахстане никому не нужен», – уверен эксперт.

Отсутствие производства

По мнению экономиста Айдархана Кусаинова, на курс тенге влияет не состояние фондового рынка. Здесь важно количество участников, использующих валюту в качестве финансового инструмента.

«Сам фондовый рынок в стране недостаточно развит, как хотелось бы. Естественно, это является определенной проблемой. Влияет ли такое положение на курс? Думаю, что практически нет. Потому что курс национальной валюты — это нечто системное.

На стоимость тенге может косвенно влиять небольшое количество участников торгов

К слову, прошлое руководство Нацбанка изменило правило доступа к валютным торгам — были допущены небольшие брокерские компании. То есть, создавали возможности для сглаживания валютного рынка», — считает эксперт.

В целом, проблемы фондового рынка состоят в экономическом курсе, проводимом казахстанскими властями.

«По сути, начиная с 2004 года, проводится программа импортозамещения. Все зависит от размера экономики и особенности расселения. В Казахстане в каждом отдельном сегменте импортируется достаточно небольшая сумма. К примеру, 500 млн долларов — это много. Но для фондового рынка — это «копейки».

Дело в том, что у нас очень узкий регионизированный рынок. Если в стране появляется крупное предприятие, интересное для «биржи», то это, как правило, монополист.

Если отрасль остается конкурентной, то там нет ни одного крупного игрока.

Возможно, если бы в Казахстане пропагандировали логику экспортной ориентации, то было бы проще

Тогда бы, предположим, было 20 заводов, ориентированных на внешний спрос. Они бы не зависели от внутренних «катаклизмов» и могли бы свободно привлекать средства на бирже. Сегодня же нет ни диверсификации, ни конкуренции», — полагает Кусаинов.

На самом деле, наличие развитого фондового рынка превратилось в некий фетиш, говорит эксперт. Его наличие или отсутствие принципиально не влияет на экономику.

«Тем более, если рынок навязывают принудительно, насаждая искусственные конструкции

Безусловно, его не нужно и намеренно убивать. Нужно отпустить в естественные рыночные условия. Когда появится крупное производство с большими экспортными продажами, то оживет и рынок», — резюмирует Айдархан Кусаинов.